УроборосСознание – это то, что рождается и живет в парадоксе…

В данной статье представлен способ определения классических понятий «Сознательное», «Подсознательное» и «Сверхсознательное» неклассическими средствами – структурной основой для этого смелого предприятия послужила концепция Логических Уровней Рассела. Целью статьи является построение четкой теории ментальных модусов, в минимальной степени подверженной влиянию «эзотерики», т.е. не выводимых из внутренней логики системы и неочевидных (мне) положений. 

Важно еще раз подчеркнуть, что значение и способ экспликации смысла терминов «Сознательное», «Сверхсознательное» и «Подсознательное» в данном исследовании специфическим образом отличаются от принятых в психологии и философии на сегодняшний день.   

С - сознательное:

Представим себе интроспективное (ориентированное на рассмотрение самого себя) сознание в виде 2 элементов: один из них сознание-субъект (С-С), производящий интроспекцию, другой – сознание-объект(С-О): то, что является предметом рассмотрения.

С-С отличается от С-О:

Во-первых, за счет отставания во времени – С-О всегда предшествует С-С, представляя собой «окостеневшие» последствия фиксации С-С своих состояний, имевших место «всегда уже до этого акта осознания». Соответственно, поскольку С-С всегда еще не определено, а С-О всегда фиксировано, открывается возможность их различения.

Во-вторых, они отличаются по стратегиям феноменологического схватывания: фиксированный образ С-О реально присутствует в интроспективном опыте, в то время как С-С никогда актуально в этом опыте не дано, выводясь лишь на основании рассуждений, домысливаясь как (необходимая) инстанция, способная производить сам акт фиксации. 

И вместе с тем, С-С в некотором смысле и есть С-О:

Ведь рассмотрение С-О (бывшее некоторое время назад С-С) в прямом опыте умозрительного созерцания самим фактом наличия этого опыта манифестирует, что интенция направлена именно на восприятие своего сознания (которое, разумеется, феноменологически целостно, т.е. не может осознаваться как расщепленное), а не чего-то иного, ему внеположного; в акте рассмотрения С-О не воспринимается ничего, что не было бы сознанием; тем самым акцент смещается с вопроса «а действительно ли я сейчас воспринимаю свое сознание?» – ответ на который всегда положителен при условии правильно заданной интенции – к вопросу «как мне удобнее воспринять свое сознание?», т.е. поиска удачной стратегии схватывания (целостного) сознания в тот весьма непростой момент, когда его содержанием является попытка фиксации и описания данностей самого этого сознания.

Как объяснить этот парадокс?

Так же, как и любой парадокс самоприменимости. Давайте попробуем представить себе идеальную ситуацию, при которой осуществлялось бы абсолютное схватывание и С-С совпадало бы с С-О. Как можно было бы ее описать?

Сознание фиксирует само себя.

Развернем формулировку – уточним, что значит в данном контексте «сознание»:

Сознание, содержание которого составляет попытка фиксации самого себя, фиксирует само себя.

Развернем дальше – уточним, что значит «самого себя»:

Сознание, содержание которого составляет попытка фиксации сознания, содержание которого составляет попытка фиксации сознания, содержание которого…

До «фиксирует» так никогда и не доберемся.

Вот она, искомая рекурсия, фрактальный замкнутый цикл, который делает невозможной в реальности ситуацию тождества С-С и С-О – даже при условии адекватности интенционального акта феноменологического усмотрения, в котором сознание дается.

Вместе с тем, эта фрактальность является обязательным условием доподлинной точности восприятия сознания сознанием же – любая более простая (несамоприменимая) структура не соответствует заявленному идеалу С-С = С-О и неизбежно распадется на не совпадающие друг с другом С-С и С-О.

Вот почему в акте интроспекции так легко фиксируются наполняющие сознание события, само же феноменологическое поле, в которое они заключены, не фиксируется никогда.

Однако даже при условии невозможности его феноменологического схватывания, С-С существует. Его существование выявляется простейшим картезианским рассуждением: Если нечто воспринимается, должно существовать то, что воспринимает.

СС – Сверхсознательное

Звездное небо над головой...Представим, что у нас есть сознание, наполненное каким-то содержанием, например, созерцанием ночного неба. Для его «схватывания» понадобится сознание того, что я обладаю сознанием, в котором представлено созерцание ночного неба . Для схватывания которого, в свою очередь, понадобится сознание того, что я обладаю сознанием, в котором представлено сознание созерцания ночного неба. И так далее. Эту последовательность можно продолжать сколь угодно долго. Сознание-субъект это по определению то, что находится всегда на острие, на пике момента, это передний край, рубеж, последний достигнутый уровень.

Поэтому то, что называется С-С, на самом деле не есть какое-то конкретное, данное в опыте сознание, это понятие – абстракция, содержанием которой является «последний достигнутый уровень» сознания. С-С по сути есть «функция», задающая последний уровень.

Но это и есть Сверхсознательное (СС) – то, что никогда не доступно окончательному статическому осознанию[1], но является необходимым для обеспечения самой процедуры сознательной фиксации.

Итак, С-С (=СС) – это аббревиатура для обозначения Сверхсознательного. Сознание-субъект, всегда динамически остающееся «на гребне», в позиции наблюдателя, и является Сверхсознательным. Так же, как невозможно увидеть собственные глаза (а можно – только их отражение или видео/фото- изображение), осознать конструкцию, которая делает возможным осознание, с помощью сознания же – невозможно. По тем же причинам, по которым невозможно ответить на вопрос «Будет ли множество всех возможных множеств включаться само в себя?».[2]

ПС – подсознательное

ПС – это область автоматизмов и шаблонов, которые когда-то были в фокусе сознания, но потом перешли в автономный реж